Уход Ачьютананды, первого сына Шрилы Бхактивиноды Тхакура

Перевод статьи Шрилы Бхактивиноды Тхакура из «Саджджана-тошани» (том 7, номер 2. Май 1895 г.).

Ачйутāнандер нирйāн̣ (Уход Ачьютананды)

8 Бхадра 1782 года эры шакабда [22 августа 1860] в селении Бхадрак, что в местности Уткала (Орисса) родился Ачьютананда. У новорожденного ребенка сверху на носу можно было увидеть знак тилаки. Увидев это, многие пришли в изумление. Когда ребенок начал подрастать, тилака исчезла. Когда отец ребенка уехал по работе в Мединипур, то его мать умерла когда ему было всего десять месяцев. Вскоре после этого отец Ачьютананды женился еще раз. Постепенно мачеха Ачьюты и его бабушка по отцу вскормили и воспитали его. В детстве Ачьюта стал учиться по английской системе образования. В восемнадцать лет Ачьюта женился. Со временем у него родились трое дочерей и один сын. Закончив британское образование он почти два года провел на государственной службе.Читать далее »

100 лет со дня ухода Шрилы Гаура-кишора даса Бабаджи Махараджа

Завтра, в день Уттхана-экадаши, исполнится сто лет со дня ухода Его Божественной Милости Парамахамсы Шрилы Гаура-кишора даса Бабаджи Махараджа, одного из величайших святых современности, олицетворения отречения от всего ради служения Шри Кришне, духовного учителя Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура Прабхупады.

Мы знаем о Парамахамсе Бабаджи Махарадже из личных воспоминаний его любимого и единственного ученика, Варшабханави-дайита-даса, Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура. Некоторые из них были записаны им в статье под названием «Амар Прабхур Катха» («Повествования о моем Прабху») в издаваемой им газете «Саджджана-тошани» за 1916 год (19 год издания, номер 5, стр.177 и номер 6, 220), а некоторые были  устно рассказаны им своим ученикам во время лекций и бесед. Некоторые из таких рассказов о Гаура-кишоре дасе Бабаджи из лекций Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура были опубликованы в газетах «Гаудия» и «Надия-пракаш». По просьбе Шрилы Сарасвати Тхакура его выдающийся ученик Сундарананда Видьявинод собрал все доступные повествования о Бабаджи Махарадже и издал их в день его ухода в 1937 году в виде книги под названием «Парама-гуру Шри Гауракишор».

GKdB_Full
Единственная фотография Бабаджи Махараджа (неотредактированная)

Я уже неоднократно писал о Гауракишоре Бабаджи Махарадже, тем не менее некоторые описания я повторю здесь в этот знаменательный день его возвращения в нитья-лилу. Но в начале я хочу перевести первую часть статьи «Амар Прабхур катха» Шрилы Сарасвати Тхакура:

«В этом мире люди познают кого-то из последовательного описания событий его жизни. Но в данном случае мы не сможем собрать последовательные факты о жизни моего Прабху. Тем не менее, я описываю некоторые повествования о Парамахамсе Бабаджи Махарадже, которые я видел сам, либо слышал от других. Он был в высшей степени дорог Шри Гаурахари и был в сердце неотличен от своего близкого друга, Бхактивиноды Тхакура. Я буду благодарен если кто-то, кто знает об этой великой душе то, что неизвестно мне, поделится со мной таким повествованием.

Отличающиеся несовершенством души (абха̄ва-виш́ишт̣а-джӣва), подобные нам, могут во всех отношениях обогатиться благодаря наставлениям и примеру святых, следуя по их стопам. Просто услышав о деяниях садху и о его жизни, многие люди, чьи сердца не являются садху, чистыми, могут очиститься. С верой в это я описываю некоторые повествования о Парамахамсе Бабаджи».

«Я слышал, что он родился в семье вайшьев, в деревне Гандаграм [по другой, более поздней версии, описанной в «Гаудие» от 3.09.1932, он родился в деревне Багджан недалеко от Тепакхолы] в округе Фаридпур [сейчас в Бангладеш] недалеко от берега реки Падмавати. Это произошло приблизительно 80 лет тому назад [в середине 1830-х г.]. Родители дали ему имя Вамшидас. Этот махатма женился и жил семейной жизнью до 29 лет. После смерти жены он оставил свое занятие продажей риса и принял отречение от известного ученика Джаганнатхи даса Бабаджи Бхагавата даса Бабаджи. Во время семейной жизни он получил дикшу в панчаратрика-мантру в линии Адвайта Ачарьи Прабху. После принятия бабаджи-веши он около 30 лет совершал непрерывный бхаджан в разных местах Враджа-мандалы. В это время он также иногда посещал различные места в северной Индии, особенно в Гауда-мандале. Он посещал и общался с Сварупа дасом Бабаджи в Шри Кшетре, с Бхагаваном дасом Бабаджи в Калне и с Чайтанья дасом Бабаджи в Кулийе. Помимо этого он имел близкие отношения со всеми великими душами Враджа-мандалы. Но при этом он никогда не поощрял чьи бы то ни было действия связанные с чувственными наслаждениями. Он всегда оставался наедине и все время проводил в шуддха-бхаджане.

В том году когда Шри Гаурахари был установлен в Шри Майапуре в день Пхалгуни-пурнимы 1894 года этот махатма по воле Джаганнатхи даса Бабаджи пришел из Враджа-мандалы в Гауда-мандалу в месяц Пхалгун (февраль-март) и с этого времени и до своего ухода жил в различных местах Шри Навадвипы. В 1904 году мы стали свидетелями того, что он утратил зрение. В 1905 году он перестал путешествовал, оставив йайавара-дхарму странствующего старца, и поселился в небольшом кутире. До этого он собирал мадхукари в разных местах Шри Дхамы и выполнял всю необходимую деятельность собственноручно. Никто никогда не получал возможности совершить для него какое-то служение.  Услышав о его суровом отречении, человек сразу вспоминал о спутнике Господа, Шриле Рагхунатхе дасе Госвами Прабху. Само отречение от всего не связанного с Кришной (кр̣шн̣етара-вишайа-вайра̄гйа) обрело в личности Парамахамса Бабаджи Махашайа свое прибежище и достигло совершенства. Все, кто видели пример такого отречения, без никаких сомнений в большей или меньшей степени также избавились от привязанности к объектам, не связанным с Кришной. Пример его отречения от всего, что не было связано с Кришной может заставить растаять даже самое каменное сердце. Именно поэтому мы надеемся обрести удачу, рассказывая об этой великой личности, а также совершаем эти усилия для того, чтобы увеличить блаженство слушателей.

Я видел у него на шее туласи-малу [кантхи-малу], в руке — туласи-малу для отсчёта святых имен, а также несколько книг на бенгальском языке. Иногда у него не было туласи-малы на шее, а в руках вместо туласи-малы был кусок ткани с завязанными на нем узлами. Иногда его каупина была развязана и он был нагим. Иногда я видел как он без видимой причины в разных ситуациях проявлял отвращение и резкость. Даже видя его, многие несмышленные люди, многие хитрые и опытные люди, юные и старые, ученые и глупцы, считающие себя преданными все равно не могли получить его истинный даршан. Таково божественное могущество преданных Кришны. Сколько сотен людей, испытывающих материальные желания (анйа̄бхила̄шӣ), получили от него одобрение их желаний, но эти же наставления становились причиной их заблуждения. Неисчислимое количество людей одевают одежду садху, внешне ведут себя как садху, но сами при этом остаются вдалеке от того, чтобы быть садху. Мой Прабху не был таким обманщиком. Истина и отсутствие лицемерия были полностью проявлены в его поведении. Хотя он не обладал глубокими познаниями шастр, как ученые люди, тем не менее он достиг высочайшего понимания главных тем шастр. В результате его искреннего служения Кришне он обрел способность знать все. Цель этой статьи не в том, чтобы описывать его могущество (вибхути), тем более что его нелицемерная любовь (снеха) не сравнима ни с чем настолько, что утверждает в незначительности даже обретение могущества.

Этот Парамахамса-дева непрерывно находился в служении Кришне. Он был нишкинчаной, поэтому желание почестей ни на мгновение не могло даже коснуться его. У него не было чувства отвращения к тем, кто хотели соперничать или враждовать с ним. Также он не проявлял никакой внешней расположенности к объектам своей милости. Он говорил: «В мире нет никого, кто был бы объектом моего недовольства или любви. Все являются объектом моего уважения». Другое необычное повествование, связанное с ним, заключается в том, что его всегда окружали многие материалисты, враждебно настроенные к чистому преданному служению и приверженные обманной чхала-дхарме, которые ничего не были способны понять и которые при этом считали себя объектом любви такого садху и таким образом сходили с ума по материальным объектам чувств. Он не отвергал их открыто. Но при этом он также и не принимал их каким бы то ни было образом».

«В деяниях Тхакура Бхактивиноды и моего Прабху ярко сияет тот смысл, который вкладывается в слово «беспристрастный» (нирапекша). Если из-за своей погруженности в материю питать настроение пристрастности, то таким образом  не получится ничего познать о великих душах, вайшнавах, находящихся вне влияния гун природы. Став беспристрастным мы сможем увидеть, что двое вышеупомянутых садху, «состоящие из одного и того же материала», по желанию одного и того же Господа проявляли разные лилы и так привлекли к хари-бхаджану весь мир». («Саджджана-тошани», 19, номер 5, стр.177-184 от 1916 г.)

У англоязычных и русскоязычных преданных есть замечательная возможность узнать о Бабаджи Махарадже и о некоторых поучительных историях его жизни из книги Карнамриты Прабху «Бабаджи Махараджа (Двое за пределами двойственности)», повествующей о Гаура-кишоре дасе Бабаджи и Джаганнатхе дасе Бабаджи. Никто из желающих себе блага вайшнавов не должен упустить этот шанс узнать об этих великих святых и даже узнав о них, не должен пренебрегать этой возможность читать и слушать о их жизни раз за разом.

Проявляя свойственное вечно освобожденным душам глубочайшее смирение, Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур в начале «Амар Прабхур катха» писал так о своей встрече с Гаура-кишором дасом Бабаджи:

«Я — одна из обусловленных душ, поэтому охвачен многими недостатками. Чтобы восполнить свои недостатки я был занят тем, что пытался обрести разные объекты чувственного наслаждения, которые только есть в этом мире, начиная с самой высшей планеты. При этом я думал: «Как только я обрету этот объект, то восполню то, чего мне недостает». Часто я обретал множество редкодостижимых объектов, но все равно мое несовершенство не уходило. Я встречал много великих людей в этом мире, но видя их разные несовершенства я не был способен оказать им почтение. Видя мое плачевное положение в такое несчастное время, в высшей степени милостивый Гаурасундара позволил двум Своим наиболее дорогим преданным стать милостивыми по отношению ко мне. Будучи опьяненным земным ложным эго, стремясь к самопрославлению, я все время лишал себя настоящего блага. Но благодаря совершенному в прошлом благочестию, я получил Шрилу Тхакура Бхактивиноду в качестве моего всеблагого доброжелателя. Мой Прабху часто приходил к нему и проводил с ним много времени. Исполнившись сострадания ко мне, Шримад Бхактивинода Тхакур показал мне моего Прабху. С того момента когда я увидел своего Прабху мое земное ложное эго стало уменьшаться. Я знал, что все кто обрели человеческую форму жизни, такие же незначительные и падшие, как я сам. Но наблюдая за неземными деяниями моего Прабху, я постепенно начал осознавать, что в этом мире может находиться совершенный вайшнав. По милости своего Прабху я постепенно также стал привержен к неземным деяниям Шримад Бхактивиноды Тхакура». («Саджджана-тошани», 19, номер 5, стр.177-184 от 1916 г.)

Встреча одного из ранних учеников Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура, Парамананды Видьяратны с Бабаджи Махараджем:

«Однажды в 1911-м году Шрила Сарасвати Тхакур попросил Парамананду взять несколько зеленых чили и пойти в Кулию к Гаура-кишору дасу Бабаджи. Бабаджи Махарадж проявлял пример высочайшей вайрагьи в служении Кришне. Например, он замачивал сырой рис или дал водой и потом на протяжении нескольких дней принимал их в пищу вместе с чили — и это была вся его еда. Узнав, что он пришел из Майяпура, Бабаджи Махарадж спросил: «Как там мой Прабху? Передай ему мой дандават. Скажи моему Прабху, чтобы он оставил всю другую деятельность и проповедовал Шат-сандарбху». В то время там также присутствовал Ванамали Поддар. После обеда на даршан к Бабаджи Махараджу пришло много людей. Парамананда вспоминал: «Я слышал, что к нему так каждый день приходило много людей, желающих получить даршан его лотосных стоп, и он выходил из своего навеса и, сев неподалеку, даровал всем возможность видеть его. Я также увидел, что Бабаджи Махарадж повторяет святое имя, отсчитывая количество имен на узелках, завязанных на куске материи. Некоторое время он громко повторял джапу и сказал всем присутствующим также начать повторять. Все люди повинуясь его приказу стали громко повторять хари-нама-маха-мантру. Не дожидаясь наступления вечера, я поклонился его лотосным стопам и вернулся в Майяпур». («Сарасвати-джайашри», стр.154).

Наставления Бабаджи Махараджа семейным людям

Парамананда также был свидетелем многих историй связанных с Гаура-кишором дасом Бабаджи и благодаря ему мы сейчас знаем о них. Например, однажды в месяц Карттика в 1912-м году в Майяпур из Калькутты приехало несколько уважаемых людей. Среди них был последователь Бхактивиноды Тхакура по имени Шамбхунатх Бандьопадхьяй, который женился во второй раз после смерти своей первой жены. Придя к Сарасвати Тхакуру, он стал спрашивать у него о том, какие возможности служения Господу предоставляет ему семейная жизнь. Прабхупада Сарасвати Тхакур ответил, что в семейной жизни у него возникнет немало препятствий на пути к хари-бхаджану. Такой ответ сильно опечалил Шамбху Бабу. Проведя несколько дней в Йога-питхе в обществе Сарасвати Тхакура, Шамбху Бабу вместе с ним, Параманандой и другими преданными отправились в Навадвипу к Гаура-кишору дасу Бабаджи. После того, как они поговорили с Бабаджи Махараджем, был снова поднят вопрос семейной жизни Шамбху Бабу. Парамахамса Бабаджи Махарадж сказал: «О, очень хорошо, что Шамбху Бабу женился. Теперь он должен каждый день своими руками готовить подношения для Господа и предлагать их Ему, после чего предлагать этот прасад своей жене и потом почитать остатки ее пищи в настроении служения вайшнаву. Вместо того, чтобы относиться к ней как к объекту своего наслаждения, он должен относиться к ней как к объекту своего служения, как к своему гуру. Тогда у него все будет хорошо. Весь мир — все богатство, драгоценности, женщины, мужчины — все предназначено исключительно для наслаждения Кришны. Он должен предлагать в служении Кришне все то, что принадлежит Ему. Нельзя относиться к жене как к своей служанке, нужно оказывать ей почтение как служанке Кришны».

Шамбху Бабу, услышав эти наставления, стал сокрушаться: «Ну и наставление дал мне Бабаджи Махарадж!» Из Кулии они поехали в Годрум, а оттуда Шамбху Бабу уехал в Калькутту. Почти четверть века спустя в одной из своих лекций (3 февраля 1936 года) Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур, вспоминая эту историю, сказал, что Шамбху Бабу так и не принял это наставление Бабаджи Махараджа, поскольку материальным видением видел разницу в хари-бхаджане Бхактивиноды Тхакура (как ему казалось, среди объектов чувств) и Бабаджи Махараджа (в отречении от объектов чувств). Сарасвати Тхакур объяснил, что и в том и в другом случае хари-бхаджан был одинаков и неотличен, будучи проявлением йукта-вайрагьи.

«Обратный билет»

Еще одна знаменитая история, очевидцем которой был Парамананда, произошла когда он вместе с Сарасвати Тхакуром и неким Прабодхчандрой Бандйопадхьяем, а также несколькими другими преданными отправились на даршан к Гаура-кишору дасу Бабаджи. Когда Бабаджи Махараджу представили Прабодхчандру, тот обратился к нему: «Замечательно! Вы пришли сюда, теперь оставайтесь здесь и совершайте хари-бхаджан». Прабодх Бабу жил в Калькутте, поэтому он ответил: «Но у меня есть обратный билет на поезд». Бабаджи Махарадж сильно удивился и сказал: «Если вы купили обратный билет, то зачем вы ко мне приехали? Нет смысла приезжать ко мне, планируя потом уехать обратно. Я считаю, что по-настоящему приехал в Дхаму только тот, кто занимается служением Господу, приехав раз и навсегда».

Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур часто вспоминал эту историю с «обратным билетом», объясняя как нужно обращаться к гуру или садху. Он часто говорил: «В уши тех, кто, купив обратный билет, приходят и показывают шоу принятия посвящения, никогда не войдут совершенные, лишенные обмана наставления о преданном служении». («Сарасвати-джайашри», стр.163-165. Больше о Парамананде Прабху здесь).

Встреча ученика Бхактивиноды Тхакура и первого санньяси Гаудия Матха Джагадиша Бхакти-прадипа с Бабаджи Махараджем

В первый же день когда Джагадиш Бхакти-прадип пришел в Йога-питх на встречу с Бхактивинодой Тхакуром, после обсуждения писаний Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур подозвал Джагадиша и сказал ему: «Попроси разрешения у Бхактивиноды Тхакура и пойди завтра в Кулию на даршан к необычайнейшему парамахамсе Ом Вишнупаду Шриле Гаура-кишору дасу Бабаджи Махараджу». Он спросил у Бхактивиноды Тхакура разрешения и Тхакур с радостью разрешил, сказав после встречи с Бабаджи Махараджем приехать в Годрум в Свананда-сукхада-кунджу. На следующее утро Джагадиш купил небольшой арбуз и отправился в Кулия-Навадвипу. Придя, он увидел, что на берегу Ганги под навесом от лодки сидит махатма погруженный в свои мысли. Джагадиш предложил дандават и положил рядом арбуз. Хотя он слышал о том, что этот махатма не принимает ничего ни от кого, все же когда он услышал, что тот пришел от Бхактивинода Тхакура, то принял арбуз и милостиво взглянул на Джагадиша. Услышав, что он пришел по совету Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура, Бабаджи Махарадж попросил его спеть какой-то бхаджан из «Прартханы» Нароттама даса Тхакура. Джагадиш спел «гаура̄н̇га болите хабе пулака ш́арӣра».

Выслушав киртан, Бабаджи Махарадж дал Джагадишу наставление: «Всегда сохраняй веру в гуру и вайшнавов. Постоянно повторяй святое имя, став смиреннее травинки и терпеливее дерева. Телом, умом и речью держись подальше от асат-санги».

Джагадиш сказал: «Я все еще не принял прибежище у лотосных стоп гуру». На это Бабаджи Махарадж ответил: «Но ведь ты получил даршан Шримад Бхактивиноды Тхакура в Шри Майяпуре. Шри Майяпур — место атма-ниведаны, предания себя. Если ты в этом месте отдал себя лотосным стопам истинного гуру, то как может быть так, что ты не принял прибежище у лотосных стоп гуру? Бхактивинода Тхакур ждет тебя. Иди, получи его милость».
Услышав эти слова Гаура-кишора даса Бабаджи, Джагадиш ощутил прилив неописуемого вдохновения.

Предсказание Бабаджи Махараджа

После этого Бабаджи Махарадж даровал Джагадишу все свои благословения, сказав при этом: «В будущем ты примешь санньясу от истинного гуру и будешь проповедовать имя Махапрабху в разных странах, путешествуя из города в город». Джагадиш поклонился и прикоснулся к стопам Гаура-кишора даса Бабаджи, и несмотря на то, что Бабаджи Махарадж, как правило, проклинал всех кто прикасался к его стопам, Джагадишу он разрешил это сделать и ничего не сказал против этого.

Испросив разрешения, Джагадиш ушел. Не пересекая Гангу, в Кулии он обрил голову и затем омылся в Ганге, после чего отправился в Годрум к Бхактивиноде Тхакуру. Там, в Годруме, Бхактивинода Тхакур дал Джагадишу посвящение в кама-биджу и кама-гаятри. В то время в доме Тхакура также был его другой ученик, Калйана-калпатару дас брахмачари, который дал Джагадишу остатки пищи Тхакура. В два часа пополудни Бхактивинода Тхакур стал давать лекцию по «Шикшаштаке», а вечером его ученик и слуга Кришнадас Бабаджи (самадхи которого находится в Свананда-сукхада-кундже в Годруме) стал читать вслух стихи из Санатана-шикши (раздел Чайтанья-чаритамриты, где описаны наставления Махапрабху Санатане Госвами). Бхактивинода Тхакур сам слушал их и время от времени объяснял некоторые стихи.

Через некоторое время Бхактивинода Тхакур снова послал Джагадиша и Кришнадаса Бабаджи в Кулию к Гаура-кишору дасу Бабаджи. Услышав, что Джагадиш получил милость Бхактивиноды Тхакура (в виде дикши и шикши), Бабаджи Махарадж пришел в восторг и сказал: «Постоянно общайся с Сарасвати Прабху. Он — мой Гурудев и пример настоящего вайшнава. Смотри, хотя он царского рода, но какую вайрагью он проявляет! Оставив все виды асат-санги и приняв прибежище в Шридхаме Майяпуре, он полностью сосредоточен на служении святому имени. Его отречение не имеет себе равных. Он — личный спутник Шри Рупы-Санатаны и моего Махапрабху. Всегда совершай вайшнава-севу своим телом, умом и речью и занимайся нама-санкиртаной — очень громко пой святое имя». («Сарасвати-джайашри», стр. 198-199. Больше о Джагадише Бхакти-прадипе здесь).

Уход Гаура-кишора даса Бабаджи и его самадхи

За два-три месяца до своего ухода, проявляя лилу болезни, Бабаджи Махарадж послал Хиралала Госвами в Майапур за Сарасвати Тхакуром. Когда Шрила Сарасвати Тхакур пришел, Бабаджи Махарадж попросил его о том, чтобы он поместил его в самадхи либо в Шридхам Майапуре, либо в Годруме. Но если его самадхи будет в Годруме, то оно не должно быть в пределах самадхи Тхакура Бхактивиноды, а находиться за его стеной. Но если не получится поместить его в самадхи в Майапуре или Годруме, тогда городской дворник в Кулийа-Навадвипе (современный город Навадвипа) должен пронянуть его тело по всему городу и в конце-концов бросить его в Гангу. Последние слова, которые лучший из маха-бхагават произнес в своем смирении, введут в заблуждение тех, кто являются обманутыми и оскорбителями. К сожалению, в день ухода Бабаджи Махараджа не было возможности отнести его духовное тело в Майапур или Годрум, но зато была возможность поместить его в самадхи на участке земли в самой Кулийа-Навадвипе, радостно предоставленном братьями Ванамали и Анантой Поддарами, которые в то время были последователями Сарасвати Тхакура. («Гаудия», 11, номер 5, стр.72-76).

Описание ухода Гаура-кишора даса Бабаджи со слов очевидца этих событий, Кунджа-бихари Видьябхушаны, одного из близких учеников Сарасвати Тхакура.

В день Уттхана-экадаши в 1915-м году Умапати (имя Кунджа-бихари до посвящения) приехал в Свананда-сукхада-кунджу и остался там на ночь. Придя на рассвете в Кулию, он увидел, что этой ночью Бабаджи Махарадж вошел в нитья-лилу. Вместе с Умапати туда прибыли также его друг Сакхи-чаран Рай, Хиралал Госвами (духовный наставник Умапати и Сакхи-чарана Рая), Ванамали Поддар, Нишиканта Маулик (в последствии Нароттам дас адхикари) и Ниваран Датта. Придя к кутиру Бабаджи Махараджа они стали свидетелями оживленных пререканий между местными бабаджи относительно того, кто поместит трансцендентное тело парамахамсы Бабаджи Махараджа в самадхи. Хиралал Госвами тогда попросил Падманабху брахмачари, известного также как Кришна-чайтанья дас, вместе с Умапати пойти за Шрилой Сарасвати Тхакуром в Майяпур. Едва переправишись через Гангу, они увидели, что Сарасвати Тхакур уже идет к ним — босиком, завернутый в зеленый шерстяной чадар, вместе с ним Парамананда брахмачари. Был конец чатурмасьи, поэтому у Сарасвати Тхакура была большая борода. Увидев его, Умапати предложил ему дандават и подробно рассказал обо всем. Переправившись через Гангу, они пришли в Рани Дхармашалу, где был бхаджан-кутир Бабаджи Махараджа. Все маханты разных храмов Навадвипы все еще спорили между собой, кто заберет трансцендентное тело Бабаджи Махараджа, чтобы с помощью его самадхи собирать пожертвования. Шрила Сарасвати Тхакур на месте остановил их неподобающее поведение. Опасаясь возможных беспокойств, туда также прибыл инспектор полиции Рай Бахадур Джатиндранатх Сингх.

После продолжительных прений, собравшиеся бабаджи стали говорить: «Сарасвати Тхакур не является санньяси или бабаджи, поэтому он не может поместить в самадхи того, кто принял обет отречения от мира». В ответ на это Сарасвати Тхакур громовым голосом произнес: «Я — единственный ученик Бабаджи Махараджа. Хотя я и не принял обет отречения от мира, я храню целибат с детства и по милости Бабаджи Махараджа я не занимаюсь греховной или запрещенной деятельностью втайне от всех. Если среди собравшихся здесь людей действительно есть тот, кто обладает безупречно чистым поведением и характером, подобающим тому, кто отрекся от семейной жзини, то такой человек может поместить трансцендентное тело Бабаджи Махараджа в самадхи, и мы ничего не имеем против этого. Полностью духовного тела Бабаджи Махараджа может коснуться только тот, кто за последний год, полгода, три месяца, месяц, в конце-концов, за последних три дня не имел незаконной связи с женщиной. Если к его телу прикоснется кто-то другой, то этим он призовет свой конец». Услышав эти слова Сарасвати Тхакура, Йатиндра Бабу, коммиссар полиции, спросил: «Как это можно будет проверить?» Прабхупада ответил: «Я поверю им на слово!» Умапати вспоминал: «Мы все пораженные наблюдали за тем, как все бабаджи один за другим поворачивались и уходили. Джатиндра Бабу, видя это, потерял дар речи».

Умапати: «Тогда нам по приказу Сарасвати Тхакура выпала чрезвычайная удача — нести трансцендентное тело Бабаджи Махараджа. Кто-то стал нам советовать, что дескать «Бабаджи Махарадж при жизни говорил, чтобы его тело протянуть по дорогам Навадвипы и так омыть в пыли Шри Дхамы. Нужно выполнить это наставление Бабаджи Махараджа». Сарасвати Тхакур ответил на это: «Сам Кришначандра считает, что нести моего Гурудева на Своих плечах или на голове — совершенство жизни. Мой Гурудев произнес эти смиренные слова для того, чтобы уничтожить гордость отвернувшихся от Господа людей. Несмотря на то, что мы глупцы, невежды и оскорбители, все равно не должны отворачиваться от понимания истинного смысла его слов. Шри Гаурасундара танцевал, взяв на руки трансцендентное тело Тхакура Харидаса. Как он был украшен такой честью. Так же и мы, идя по стопам Шримана Махапрабху, будем нести трансцендентное тело Бабаджи Махараджа на своих головах».

После этих наставлений Сарасвати Тхакура, они отнесли трансцендентное тело Бабаджи Махараджа на наносный берег Ганги, где на небольшом участке, принадлежащем Ананта Поддару, Сарасвати Тхакур своими руками поместил его в самадхи в соответствии с правилами из «Самскара-дипики». После этого Сарасвати Тхакур вернулся в Майяпур, а Умапати вместе со своими друзьями остались там на берегу Ганги. С того времени у него появилось сильное стремление получить даршан лотосных стоп Шрилы Сарасвати Тхакура. («Сарасвати-джайашри», стр. 135-136)

Первое самадхи Бабаджи Махараджа на берегу Ганги в Кулийа-Навадвипе. В 1932 году было затоплено Гангой.
Первое самадхи Бабаджи Махараджа на берегу Ганги в Кулийа-Навадвипе. В 1932 году было затоплено Гангой.

Шрила Сарасвати Тхакур Прабхупада своими руками поместил божественное тело Бабаджи Махараджа в самадхи и дал преданным наставления  о том, как нужно совершать севу и поклонение. Каждый год в день ухода Бабаджи Махараджа Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Прабхупада приходил в самадхи своего духовного учителя вместе с многими учениками и совершал здесь санкиртана-махотсаву. В соответствии с его наставлениями и волей служением в самадхи занимались его последователи, такие как Лалита-прийа дас Бабаджи, Радха-мадхава дас Бабаджи, Вайшнав дас Бабаджи, Випин дас брахмачари, Нитьянанда брахмачари, Мукунда-прештха дас Бабаджи, Радха-раман-чаран-шаран брахмачари и другие. После того, как был открыт Шри Мадхва-гаудийа Матх в Дхаке там стали отмечать день ухода Бабаджи Махараджа с особой пышностью и Шрила Сарасвати Тхакур несколько лет ездил туда, чтобы там проповедовать хари-катху во время этого праздника, поэтому он не мог лично быть в это время в самадхи-кшетре Бабаджи Махараджа. В это время его последователи Васанта-кумар Гхош Бхактй-ашрам, Шамбхунатх Бандйопадхай вместе с владельцем земли на которой находилось самадхи, Ванамали Поддаром, приняли на себя всю отвественность за проведение ежегодного празднования ухода Бабаджи Махараджа. Вскоре Ванамали Поддар сам принял на себя всю отвественность за это служение. Но брат Ванамали, Ананта Поддар, стал враждебно относиться к вайшнавам и начал заниматься различной греховной деятельностью в своем доме рядом с самадхи Бабаджи Махараджа [все это происходило не сразу после ухода Гаура-кишора даса Бабаджи, а в более позднее время — в 1920-х годах]. Ученики Сарасвати Тхакура, видя плачевное положение дел в самадхи Бабаджи Махараджа, сильно печалились и с тяжелым сердцем призывали Господа Кришну на помощь. Из-за бесконечных оскорблений нанесенных Анантой стопам Бабаджи Махараджа, а также из-за неправедной деятельности его родственников, все они полностью утратили свое былое богатство, влияние и свою до этого спокойную жизнь. Вся их собственность была выставлена для распродажи на аукционе, включая участок на котором было самадхи Бабаджи Махараджа. Тогда последователь Васанта-кумар Гхоша Шри Нитьянанда дас брахмачари (известный также как Накулешвар Рай) выкупил этот участок с аукциона 2 октября 1931 г.

Через некоторое время, по воле Бабаджи Махараджа, Ганга вышла из берегов и частично затопила и разрушила его самадхи. Когда воды Ганги смыли одну часть самадхи, Васанта-кумар и Накулешвар Рай решили перенести самадхи Бабаджи Махараджа в Годрум, но некоторые из вышеупомянутых людей Кулийа-Навадвипы, враждебно настроенных к чистому бхакти, стали разными нечистыми методами препятствовать им это сделать и даже подали на них в суд. Также они стали распространять нелепые слухи в городе через подобных себе людей. Местный суд не смог пробиться через стену лицемерия этих людей и слушание было перенесено в Верховный Суд, который вынес решение в пользу истины. Но лицемеры на этом не остановились и подали апелляцию, но она просто стала лишним доказательством их злонравия.

15 августа 1932 года Накулешвар Рай официально передал этот участок земли с самадхи во владение единственному исполнителю желания Бабаджи Махараджа и его возлюбленному ученику Шриле Бхактисиддханте Сарасвати Тхакуру. Теперь, чтобы больше не возникало проблем с порочными людьми, занимающимися греховной деятельностью, преданные Шри Чайтанья Матха в присутствии правительственных служащих и получив разрешение у управляющего округом Надия, трудясь днем и ночью, выкопали вокруг самадхи землю, подняли его и с санкиртаной перенесли в Шри Чайтанья Матх. Это произошло 21 августа 1932 года. Часть самадхи была поглощена Гангой, но остальная часть была перенесена на землю Шри Чайтанья Матха. Так сбылась воля Бабаджи Махараджа, выраженная им своему возлюбленному ученику. («Гаудия», 11, номер 5, стр. 72-76 от 3 сентября 1932).

1 марта 1934 года, в день Гаура-пурнимы, в полдень, Шрила Сарасвати Тхакур открыл новопостроенный самадхи-мандир Шрилы Гаура-кишора даса Бабаджи Махараджа с южной стороны Авидйа-харана-натйа-мандира в Шри Чайтанья Матхе. А 15 июля 1934 года в 4 часа пополудни под звуки громогласной санкиртаны Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур установил в нем божественное мурти Шрилы Бабаджи Махараджа.

Вид на самадхи-мандир Бабаджи Махараджа
Арча-виграха Бабаджи Махараджа, установленная Шрилой Сарасвати Тхакуром в 1934 году
Арча-виграха Бабаджи Махараджа, установленная Шрилой Сарасвати Тхакуром в 1934 году.

 

да̄модароттха̄на-дине прадха̄не
кшетре павитре кулийа̄бхидха̄не |
прапан̃ча-лӣла̄-париха̄равантам̇
ванде прабхум̇ гаура-киш́ора-сам̇джн̃ам ||

«Я склоняюсь перед Гаура-кишором дасом Госвами Прабху, который завершил свои деяния в материальном мире в выдающийся день Уттхана-экадаши месяца Дамодара в чистой священной обители под названием Кулийа» (из статьи посвященной уходу Гаура-кишора даса Бабаджи Махараджа в «Гаудийе», 13, номер 15, стр. 225 от 17 ноября 1934 года).

gaura-kisora-samadhi

Уход Шрилы Бхактивиноды Тхакура

“…Наша единственная обязанность – отвергать асат-сангу и быть полностью приверженным неподдельному садху. Почему у нас возникло ошибочное восприятие мира? Причина в том, что здесь есть такое действие как измерение – “мӣйате анайа̄ ити ма̄йа̄”1, тогда как на Голоке — “анайа̄ра̄дхитах̣”2. Следование по стопам Бхактивиноды Тхакура – это “анайа̄ра̄дхитах̣”, а следование за тем, что не является бхактивинодой “анайа̄ мӣйате”. Когда у нас возникнет понимание того, что духовный учитель это никто иной как Гададхара Пандит, тогда перед нами откроется дорога во Врадж. А если в уме присутствует понимание, что он таковым не является, то перед нами возникнут препятствия. Сегодня – день ухода Шри Гададхары и Шри Бхактивиноды Тхакура. Сегодня – день путешествия во Врадж. Обязанность тех, кто по-настоящему разумны, — следование по стопам Махаджан. А “мы всё сами измерим” — это настроение тех, кто видят только материальный мир. Конечный результат такого видения – круговорот самсары, с его помощью не прийти по Врадж.”

Из последней лекции Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура на праздновании дня ухода Шрилы Бхактивинды Тхакура. Годрума, самадхи Бхактивиноды Тхакура, 19 июня 1936, 9 часов утра3.

Как может обусловленная, ограниченная в способностях, лишенная сил и разума душа, наподобие меня, описать такого величайшего ачарью как Бхактивинода Тхакур? Я только могу восторгаться своей удаче в этой жизни — узнать о нем, о его миссии, о его последователях, находиться в его преемственности, читать его книги, книги его великих последователей и служить им в силу своих возможностей!

Bhaktivinoda_27_0

Сегодня день ухода Шрилы Бхактивиноды Тхакура, олицетворения внутренней энергии Шри Чайтаньи Махапрабху, личного спутника Шримати Радхарани, лучшего из последователей Шри Рупы Госвами, основоположника движения бхакти в наш век, который подобно Махарадже Бхагиратхе принес на нашу Землю поток чистого преданного служения.

Я уже писал в нескольких словах об уходе Бхактивиноды Тхакура в предыдущей записи. Во времена Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати празднования вираха-махотсавы Бхактивиноды Тхакура, как правило, длились несколько дней. А в 1936 году в Саччидананда Матхе в Катаке, который был назван в честь Саччидананды Бхактивиноды Тхакура, начался стодневный фестиваль (!) — Бхактивинода-вани-киртана-махотсава, длившийся с 26 марта по 1 июля, во время которого преданные также проповедовали послание Бхактивиноды Тхакура по всей Ориссе.

Оставив всему миру множество книг о чистом преданном служении, открыв место явления Шри Чайтаньи Махапрабху, основав множество нама-хатт и показав пример идеальной жизни настоящего вайшнава, Бхактивинода Тхакур решил провести последние годы своего пребывания в этом мире в глубоком памятовании о Господе. Для внешнего мира это проявилось как болезнь, которая, как казалось, полностью овладела телом Тхакура начиная с 1910-го года когда он жил в Годруме. Из-за этого Тхакур практически не говорил и не передвигался. Тем не менее, когда было нужно Бхактивинода Тхакур без препятствий обращался, к примеру, к своему дорогому сыну и ученику Шри Сиддханте Сарасвати (как, например, во время собрания в Балигхаи в 1911 году по поводу «Брахманов и вайшнавов») и даже путешествовал в Калькутту и обратно. Очевидец этих событий, один из самых ранних учеников Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура, Парамананда Видьяратна, вспоминал4, как некоторые завистливые оскорбители стали говорить, что эта болезнь — плоды кармы. Тогда Сиддханта Сарасвати Тхакур взмолился Бхактивиноде Тхакуру: «Пожалуйста, останьтесь с нами в этом мире еще на некоторое время и даруйте всем благо, проповедуя послание Шримана Махапрабху, чтобы таким образом даже некоторые из этих невежественных оскорбителей могли получить благо». Услышав эту просьбу Шрилы Сарасвати, Бхактивинода Тхакур постепенно стал поправляться и многие из тех, кто ранее осуждали его, предались его лотосным стопам. Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур описывает смысл этой лилы в поэтическом послесловии к своему комментарию «Анувритти» к «Упадешамрите».

BVT later years

Во время одного из таких путешествий, 17 августа 1912 года, Бхактивинода Тхакур вместе с Сиддхантой Сарасвати рано утром выехали из Годрума в Калькутту. Вместе с ними в купе ехал известный землевладелец из Накашипары Девендранатх Сингх Рай и двое его юных сыновей. По дороге Шрила Сарасвати омахивал Бхактивиноду Тхакура опахалом. Вскоре Девендранатх стал просить его: «Пожалуйста, дайте мне возможность совершить служение такому маха-пуруше». Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур дал ему опахало и Девендра омахивал Бхактивиноду Тхакура вплоть до самой Калькутты5.

За три недели до ухода Шрила Бхактивинода Тхакур, уезжая из Годрума в Калькутту, обратился к Парамананде Видьяратне, который по просьбе Шрилы Сиддханты Сарасвати служил Бхактивиноде Тхакуру: «Парамананда, я не вижу для тебя никакой необходимости продолжать мирское образование, чтобы потом зарабатывать деньги. Вместо этого лучше отправляйся в Маяпур и служи Сарасвати (твоему Шри Гурудеву). Благодаря этому ты обретешь наивысшее благо. Пришло время мне уходить из этого мира. Я очень скоро уйду. Поэтому вместо того, чтобы ехать со мной в Калькутту, лучше поезжай в Шридхам Маяпур. Все время пока твой Прабху будет находиться в этом мире служи ему телом, умом и речью. Ты хорошо заботился обо мне, Шриман Махапрабху дарует тебе все благоприятное»6.

23 июня 1914 года в Калькутте, в Бхакти-бхаване, в день ухода Гададхара Пандита Госвами Бхактивинода Тхакур стал проявлять лилу болезни. Перед самим уходом Тхакур дал наставления собравшимся рядом преданным, среди которых был также его ученик Джагадиш Бхактипрадип, известный позже как Бхакти Прадип Тиртха Махарадж, первый санньяси Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура и один из первых проповедников послания Махапрабху на Западе в начале 30-х годов. После этого Бхактивинода Тхакур прерывающимся голосом попросил начать киртан. Преданные стали петь святое имя и Тхакур в блаженном настроении, памятуя о полуденных развлечениях Шри Шри Гаура-Гададхары и Шри Шри Радха-Говинды, вошел в Их вечные игры. Преданные, испытывая сильнейшую боль разлуки с Тхакуром, со слезами на глазах стали воспевать его божественные качества7.

25-27 декабря 1914 года в Свананда-сукхада-кундже в Годруме состоялось трехдневное празднование вираха-махотсавы (разлуки в Бхактивинодой Тхакуром) во время которой Кришнадас Бабаджи, его личный слуга, по просьбе Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура заложил пушпа-самадхи Бхактивиноды Тхакура. Сам Кришнадас Бабаджи не смог вынести разлуку со своим господином и оставил этот мир в 1915 году, через год после ухода Тхакура, в возрасте 28 лет, успев закончить только первую часть «Бхактивинода-чариты» — поэтической биографии Бхактивиноды Тхакура. Во время празднования пятилетия со дня ухода Тхакура, 27-30 июня 1919 года, Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур установил в небольшом самадхи Бхактивиноды Тхакура его мурти8.

BVT Installment in Samadhi 1914

Основание самадхи Бхактивиноды Тхакура в декабре 1914 года.

В этот день я могу только предлагать этому величайшему из маха-бхагават молитву-аргхью в виде его же слов, так же как матери Ганге предлагают её же воду:

[1]

гурудев!

кр̣па̄-бинду дийа̄, коро’ эи да̄се,

тр̣н̣а̄пекша̄ ати хӣна

сакала сахане, бала дийа̄ коро’,

ниджа-ма̄не спр̣ха̄-хӣна

О Гурудева! Даровав этому слуге каплю милости, сделай его смиреннее травинка. Дай мне силы, чтобы я мог относиться ко всему с терпением и избавь меня от стремления к славе.

сакале самма̄на, корите ш́акати,

дехо’ на̄тха! джатха̄джатха

табе то’ га̄ибо, хари-на̄ма-сукхе,

апара̄дха ха’бе хата

О мой господин! Дай мне силы оказывать должное почтение всем. Ведь тогда я смогу в блаженстве петь святое имя и все мои оскорбления будут уничтожены.

кабе хено кр̣па̄, лабхийа̄ э джана,

кр̣та̄ртха хоибе, на̄тха!

ш́акти-буддхи-хӣна, а̄ми ати дӣна,

коро’ море а̄тма-са̄тха

Когда же, обретя твою милость, этот человек достигнет совершенства! Я низкий и падший, лишенный силы и знания. Сделай же меня своим.

йогйата̄-вича̄ре, кичху на̄хи па̄и,

тома̄ра карун̣а̄-са̄ра

карун̣а̄ на̄ хоиле, ка̄н̇дийа̄ ка̄н̇дийа̄,

пра̄н̣а на̄ ра̄кхибо а̄ра

Задумавшись о своей квалификации, я понял, что ее просто нет. Твоя милость – это все, что у меня есть. Если ты не будешь милостив ко мне, то я буду плакать и плакать, не в состоянии больше поддерживать жизнь в этом теле.

[2]

кр̣па̄ коро’ ваишн̣ава т̣ха̄кур

самбандха джа̄нийа, бхаджите бхаджите,

абхима̄н хау дӯр

О Вайшнава Тхакур! Будь милостив ко мне. Занимаясь духовной практикой с

самбандха-гьяной мое самомнение уйдет прочь.

‘а̄ми то ваишн̣ав’, э буддхи хоиле,

ама̄нӣ на хо’бо а̄ми

пратишт̣ха̄ш́а̄ а̄си’, хр̣дой дӯшибе,

хоибо ниройа-га̄мӣ

Если я буду думать, что я — вайшнав, то я не смогу стать смиренным. Ко мне придет желание почестей и осквернит мое сердце. Так я отправлюсь в ад.

тома̄р кин̇кор, а̄пане джа̄нибо,

‘гуру’-абхима̄на тйаджи’

тома̄р уччхишт̣ха, пада-джала-рен̣у,

сада̄ нишкапат̣е бхаджи

Я буду считать себя твоим слугой и оставлю все мысли о том, что я — гуру. Я всегда без двуличия поклоняюсь остаткам твоей пищи, воде, омывшей твои стопы и пыли с твоих лотосных стоп.

‘нидже ш́решт̣ха’ джа̄ни’, уччхишт̣ха̄ди да̄не,

хо’бе абхима̄на бха̄р

та̄и ш́ишйа таба, тха̄кийа̄ сарвада̄,

на̄ лоибо пӯджа̄ ка̄’р

Считая себя лучшим, я стану раздавать статки своей пищи и так мое самомнение станет невыносимым грузом. Поэтому я всегда буду оставаться твоим учеником и не буду ни от кого принимать поклонения.

ама̄нӣ ма̄нада, хоиле кӣртане,

адхика̄р дибе туми

тома̄р чаран̣е, нишкапат̣е а̄ми,

ка̄ндийа̄ лут̣ибо бхӯми

Если я стану смиренным и буду оказывать почтение всем, то ты позволишь мне участвовать в киртане. Я буду кататься по земле, искренне рыдая у твоих лотосных стоп.

Источники:

1. Сарасвати-джайашри, Гаудия Миссия, 1934 (2-е издание 2003 года).

2. Хари-крипа дас, Парама Гурудева Прабхупада Шри Шримад Бхактисиддханта Сарасвати, Бомбей, 1980.

3. Бхакти Викаша Свами, Шри Бхактисиддханта Вайбхава, тт.1-3, 2009.

4. Шрила Прабхупадер Голока-вани, т.2, Навадвипа, 1997.

5. Шри Шри Бхактивинода-гити-санграха, Гаудия Миссия, 2008.

1Часто цитируемое Бхактисиддхантой Сарасвати Тхакуром определение майи, иллюзии: “Майа – это то, чем все меряется ”

2Цитата из ШБ 10.30.28, где описана Шримати Радхарани и неявно упомянуто Её имя. “Она [лучше всех] поклоняется Ему”

3Опубликована в книге “Шрила Прабхупадер Голока-вани”, том 2, стр. 242.

4Сарасвати-джайашри, стр.152.

5Сарасвати-джайашри, стр.163.

6Сарасвати-джайашри, стр.175.

7Парама Гурудева Прабхупада Шри Шримад Бхактисиддханта Сарасвати, стр.39.

8Сарасвати-джаяшри, стр. 53.

Шримати Бхагавати Деви

Ровно сто лет назад, во вторник 23 июня 1914 года, в вечные игры Господа вошел величайший ачарья, личный спутник Шри Чайтаньи Махапрабху, Шрила Саччидананда Бхактивинода Тхакур. Я надеюсь, что у меня получится написать об этом немного позже, когда мы будем праздновать это событие по вайшнавскому календарю. Сегодня мне хотелось бы рассказать о менее известном событии, которое также произошло в этот день, но шестью годами спустя. 23 июня 1920 года, то есть ровно шесть лет после ухода Бхактивиноды Тхакура, в «Бхакти-бхаване» в Калькутте, в вечную обитель Господа вошла его святая супруга — Шримати Бхагавати Деви.

SBS mother Bhagavati

Незадолго до своего ухода Шрийукта Мата Тхакурани (как ее называли ученики ее великого сына) позвала Бхактисиддханту Сарасвати Тхакура (который к тому времени уже начал активную проповедь и уже более двух лет был санньяси)и выразила ему свое сильное желание: «Пусть проповедь послания Шри Чайтаньи Махапрабху и славы его Дхамы распространится по всей вселенной». Позже Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур говорил, что так как его мать была чистой преданной, то это желание непременно должно исполниться.

К сожалению о ней нам известно совсем немного. Она стала женой Бхактивиноды Тхакура, после того как его первая жена, Сайа̄ман̣ӣ, оставила этот мир в 1861 году, в месяце Джьяйштха (май-июнь). Шримати Сайа̄ман̣ӣ было всего 16 лет а их первому сыну, Аннада̄-праса̄ду (Ачьютананде)1, было только 10 месяцев. Она была дочерью Мадхусуданы Митры из Ранагхата (города на пути между Кришнанагаром и Калькуттой). Бхактивинода Тхакур вспоминал в своей автобиографии как его тесть, Мадхусудан, приехал знакомиться с ним верхом на слоне. После ее ухода, в месяце Шраван (июль-август) состоялась свадьба Бхактивиноды Тхакура с Бхагавати Деви, дочерью Питамбары Бабу из Йакпура. Со временем у них родилось семь сыновей (их первый сын оставил тело через месяц после рождения в 1868 году) и пять дочерей. Сыновей звали: Ра̄дхика̄ Праса̄д (1870), Камала̄ Праса̄д (1872), Бимала̄ Праса̄д (1874) [Его Божественная Милость Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур Прабхупада], Варада̄ Праса̄д (1877) [его потомки до сих пор живут в знаменитом доме Бхактивиноды Тхакура в Калькутте, «Бхакти-бхаване»], Вираджа̄ Праса̄д (1878), Лалита̄ Праса̄д (1880) [он приобрел и поддерживал место рождения Бхактивиноды Тхакура в Бирнагаре, где с ним несколько раз встречался Шрила Прабхупада] и Ш́аиладжа̄ Праса̄д (1892) [он был в числе нескольких преданных, которые в 1922 году следили за постройкой храма для Шри Шри Гандхарвики-Гиридхари в Чайтанья Матхе в Маяпуре]. Дочерей звали: Сауда̄минӣ (1864) [она по просьбе Шрилы Сиддханты Сарасвати профинансировала издание «Шаранагати» отдельной книгой. Сам Бхактивинода Тхакур весной 1917-го года явился во сне одному из первых учеников Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Парамананде брахмачари и приказал издать «Шаранагати» отдельной книгой, после чего Шрила Сиддханта Сарасвати попросил свою сестру Саудамини оказать финансовую помощь, что она и сделала], Ка̄дамбинӣ (1866) [ее сын, Випин-Бихари Видьябхушана, был вайшнавом и великим благожелателем миссии Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура. Он воздвиг ворота при входе в Йога-питх — «Бхакти-сухрит Торана» в честь своего отца, Мани-мадхавы Митра Бхакти-сухрит Прабху], Кр̣шн̣а-винодинӣ (1884), Ш́йа̄ма-сароджинӣ (1886)и Хари-прамодинӣ (1888).

Во время Ратха-ятры в 1874 году Бхагавати Деви с маленьким Бимала Прасадом взошла на колесницу Господа Джаганнатхи, которая остановилась возле их дома в Пури, чтобы предложить его Господу Джаганнатхе. Как мы знаем, в тот момент с Господа Джаганнатхи упала гирлянда и украсила будущего ачарью.

Парамананда Видьяратна, о котором я только что говорил, в биографии Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура вспоминал о том, как он впервые посетил место рождения Господа Чайтаньи в Маяпуре весной 1911-го года (в 15 лет). Об этом и о другом на эту тему я надеюсь как-нибудь написать более подробно. Одной из первых, кого он увидел в Йога-питхе, была Бхагавати Деви. Она накормила его прасадом и послала его вместе с другим преданным к своему дорогому и великому сыну — Шриле Сиддханте Сарасвати, который в то время совершал неподалеку шата-коти-нама-ягью — повторял миллиард святых имен и при этом еще писал статью о брахманах и вайшнавах.

В день ухода Шрилы Бхактивиноды Тхакура в 1914 году Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур был в Маяпуре и из-за дождей он не смог приехать вовремя. Когда он все-таки добрался в Калькутту, то был уже вечер, Бхактивинода Тхакур уже ушел и его сыновья совершили церемонию кремации. Все были погружены в скорбь и печаль. Только одна Бхагавати Деви сохраняла спокойствие и умиротворение. Шрила Сиддханта Сарасвати обратился к ней: «Сегодня — день великого счастья, нет даже и малейшего горя. В этот день наш господин вернулся в вечные игры Господа. Теперь наш долг — помнить о его вечном положении, его имени, качествах, облике и деяниях. С сегодняшнего дня мы с еще большим усердием будем следовать по его стопам». Шримати Бхагавати Деви ответила: «Он ушел, дав тебе все свои благословения. Он снова и снова вспоминал о твоей сильной вере в чистое бхакти и дал наставления, что ты должен служить Шри Маяпур-дхаме и распространять послание Шримана Махапрабху».

После ухода Бхагавати Деви, Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур создал самадхи для нее в Йога-питхе, над которым он возвел храм Гаура-Гададхары и Лакшми-Нрисимхи.

Источники:

1. Сарасвати-джайашри, Гаудия Миссия, 1934 (2-е издание 2003 года).

2. Бхактивинода Тхакур, Сваликхита-дживани, 1916.

3. Бхакти Викаша Свами, Бхакти-сиддханта-вайбхава, тт.1-3, 2009.

4. Парамананда Видьяратна, Шрила Бхактивинода Тхакур, 2009 (4-е издание).

5. Хари-крипа дас, Парама Гурудева Прабхупада Шри Шримад Бхактисиддханта Сарасвати, 1980.

1 Ачьютананда ушел из этого мира в 1895 году при необыкновенных обстоятельствах. Он сильно заболел и никакие лекарства не помогали. Около недели он провел в полусознательном состоянии и все родственники поняли, что скоро он уйдет. Однажды перед рассветом он принял из рук Бхагавати Деви чаранамриту от Говардхана-шилы с пылью Вриндавана и немного маха-прасада Господа Джаганнатхи с туласи. В области его живота проявилось необычное сияние, которе распространилось до его шеи. Он стал четко повторять Харе Кришна маха-мантру и на его теле проявились знаки тилаки, а из глаз полились слезы. Он стал рассказывать присутсвующим братьям и сестрам о том, что в своей прошлой жизни он был знаком с Бимала Прасадом (который также присутствовал там) и стал прославлять его. Затем он объяснил почему с ним произошла такая история: “В своей предыдущей жизни я был Шри-Вайшнавом и я критиковал учение Гаудия-вайшнавов. Для того, чтобы очиститься от этого оскорбления, я родился в этой семье. Суть всей духовной практики – святое имя. Оно неотлично от Самого Кришны. Те, кто повторяют святое имя без оскорблений, достигнут совершенства. О дорогие братья, слыша, как вы повторяете святое имя без оскорблений, я избавился от последствий своих апарадх и обрел совершенство. Помните о моих словах”. После этого он попросил показать ему форму Господа и перед поставили изображение Господа Чайтаньи. Ачьюта стал плакать и на его лбу проявилась тилака Шри-сампрадайи. Вскоре после этого он ушел. Эту историю написал и напечатал в «Саджджана-тошани» сам Бхактивинода Тхакур (Том 7, выпуск 2, стр. 55, май 1895 г.).

Явление Шрилы Бхактивиноды Тхакура

Во время фестиваля на обсуждение этой темы не хватило времени. Я думаю, что сегодня будет уместным привести эти прославления величайшего ачарьи нашей линии.

Шрила Прабхупада и Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур говорили о том, что Бхактивинода Тхакур был основоположником проповеди шуддха-бхакти в современном мире. Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур часто говорил о «бхактивинода-дхаре» — учении и практике чистого преданного служения, идущей от Бхактивинода Тхакура. За несколько дней до своего ухода (23.12.1936) Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур среди прочих наставлений своим ученикам, также сказал: «бхактивинода-дхара какхана-о руддха хабе на» — «Течение в линии Бхактивиноды никогда не остановится».

В своей лекции возле самадхи Бхактивиноды Тхакура в Свананда-сукха-да-кундже в Годруме в 1936 году во время празднования годовщины ухода Шрилы Бхактивинода Тхакура Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур сказал: «Нужно взять товар учения Шри Чайтаньи Махапрабху и путешествовать с ним по всему миру. Если возникнет необходимость – нужно посетить все четыре стороны света. Надо прекратить насилие по отношению к себе и другим, которое совершается под именем нирджана-бхаджана. Необходимо хотя бы один раз постучать в дверь каждого человека. И если люди искренне спросят: «А как нужно правильно совершать хари-бхаджан?», то им нужно ответить: «Только в бхактивинода-дхаре есть чистая хари-бхаджана. Эту бхактивинода-дхару нужно постоянно оживлять киртаном шраута-вани. Если киртан истины прекратится, то в таком случае мы отколемся от бхактивинода-дхары!». («Шрила Прабхупадер-голока-вани», т.2, стр.243-244, «Шри Бхактисиддханта Вайбхава», т.1, стр.116).

И еще одно наставление Бхактивиноды Тхакура, переданные нам через его божественного сына и ближайшего последователя: «Бхактивинода Тхакур говорил нам: «Не слушайте хари-катху из уст людей, лишенных подобающего поведения. Если ваше поведение не соответствует стандарту, то не идите проповедовать хари-катху, закройте дверь и проповедуйте себе». (Беседа с Напхар-чандрой Пал Чаудхури Бхактибхушаной, 16 сентября 1930, Калькутта. ««Шрила Прабхупадер-голока-вани», т.1, стр.87; «Шри Бхактисиддханта Вайбхава», т.2, стр.219»).

К слову – эти слова, в красивой рамке, находились на столе Его Милости Гопипаранадханы прабху, который к величайшему сожалению, ушел из этого мира год назад, спустя неделю после явления Бхактивиноды Тхакура.

Невосполнимая потеря

Хоть прошло уже две недели, но я все равно все еще не могу свыкнутся с осознанием того, что Его Милость Гопипаранадхана Прабху оставил этот мир. Как будто бы часть сердца, часть жизни вырвана… План Кришны всегда непогрешим. Значит так было нужно. Мне в таких случаях в качестве утешения всегда приходит в голову мысль, что если Кришна забирает тех, кто всем нам так дороги, незаменимы и нужны, значит, они Ему больше нужны, более дороги и незаменимы; т.е. Он не может больше терпеть разлуку с ними, поэтому Он так внезапно вырывает их из нашей жизни. Без Гопипаранадханы Прабху жизнь будет не такой, мир будет не таким, как прежде. Кто будет с такой же верностью, простотой, прямотой, глубиной, и чистотой переводить труды наших ачарьев, объяснять философию сознания Кришны, отвечать на вопросы? Больно подумать, что я не смогу уже ему задать свои, пусть и наивные вопросы. Возможность написать ему и получить ответы на свои вопросы была для меня важной составляющей моей духовной жизни. Изучая книги ачарьев и готовясь к лекциям, я иногда задавал ему возникающие у меня вопросы, будучи уверенным, что его ответ принесет желаемое удовлетворение и будет очень уместным. Даже сейчас у меня скопилось около 20 вопросов, которые я так и не задал ему. Кто еще мог бы дать такие компетентные и четкие ответы на довольно узкоспециализированные и философские вопросы? На самом деле, готовясь к «семинару» для прошедшего фестиваля, я хотел проконсультироваться с Гопипаранадханой Прабху по тому, как правильно понять казалось бы разные мнения наших ачарьев-комментаторов Шримад-Бхагаватам относительно того, как в нем описаны 10 тем. Надеялся сделать это на самом фестивале. Но он не приехал. Поэтому я решил сразу по возвращению написать ему письмо. И только придя домой и сев за компьютер, я увидел сообщения об его внезапном уходе, который случился за сутки до этого. Я был ошеломлен…
Как мне теперь дорого все, что связано с ним — его лекции, которые я только смог насобирать и которые я прослушал еще несколько лет тому назад, слушая их ежедневно в течении нескольких месяцев; его письма, его ответы на мои вопросы и на вопросы других преданных; его личное общение, которое мне посчастливилось получить в 2008 году (по настоянию своей жены и м.Враджалаланы), когда он отложил все в сторону и сел общаться со мной (а я, не будучи готовым заранее к встрече с ним — она произошла очень спонтанно — буквально на ходу вспоминал и придумывал все, что только можно было у него спросить). Как я благодарен Кришне за все это. Как я благодарен Гопипаранадхане Прабху за все, что он мне дал — за пример своей жизни, за его верность Шриле Прабхупаде, за его простоту, ученость, смирение, чистоту, величайшее нежелание слушать критику в адрес других, за его переводы трудов ачарьев, лекции, письма, за всё! Я лишь молюсь о том, чтобы не утратить его милость и чтобы он когда-нибудь бросил на меня свой исполненный сострадания и любви взгляд.

День рождения дорогого друга

Сегодня день рождения Бхаджа Говинды Прабху. Ему бы исполнилось 35 лет. Обычно в этот день я звонил ему, если не был рядом, и поздравлял его. В этом году я уже так сделать не могу — Кришна его забрал от нас. Весь этот последний месяц я думал: «Мне нужно что-то написать о Бхаджа Говинде», но я никак не мог собраться с силами, сосредоточиться и сделать это. Я заметил за собой эту склонность оттягивать в таких необычайных случаях. Даже за свою короткую духовную жизнь я как минимум трижды испытывал утрату дорогого и близкого друга в сознании Кришны. Сначала ушел Чакрапани прабху, потом через год — Баларама прабху, и вот теперь ушел и Бхаджа Говинда прабху. Ни в одном из этих случаев я до последнего времени не осознавал, что это может случиться. Более того, даже после того, как это произошло, мне было трудно перестроиться, привыкнуть к этому, принять это, что ли? Вот и сейчас я не хотел ворошить в памяти то, что в ней осталось, потому что воспоминания приносят некоторую боль. Боль прежде всего от разлуки, от осознания того, что мы не сможем больше видеться, общаться, делиться интересными вещами, вместе что-то делать. Не то чтобы никогда не сможем, но, как минимум, какое-то время. Но даже еще больше боли причиняет понимание, которое в таких случаях ко мне приходит, что я-то даже и не знал этого человека, не понимал его. Мне казалось, что я его знаю, понимаю, но истинное понимание, истинное познание его глубины, его переживаний, его устремлений, его трудностей, его величия — всё это подсознательно откладывалось на потом, всё равно мы живем вместе, всё равно мы время от времени общаемся, проводим время вместе — вот тебе и возможности познавать друг друга. Но, это, к сожалению, не всегда так.

Я пишу это одновременно и с радостью и с горечью, потому что у нас с Бхаджа Говиндой были довольно близкие отношения. Мне, опять же, повезло — он очень любезно относился ко мне. С самого первого дня нашего знакомства, когда он переехал в Киев из Тирасполя. Я хорошо помню как однажды после мангала-арати вдруг какой-то незнакомый голос стал петь молитвы Господу Нрисимхадеву. Я отметил это в своем сознании, потому что я еще никогда не слышал такого необычного голоса и стиля пения. Потом в течении дня я узнал, что этого преданного зовут Бхаджа Говинда и что он приехал из Тирасполя. Если мне не изменяет память, то познакомил нас Судхира Прабху, который очень хорошо знал Бхаджа Говинду прабху еще по Молдавии. Кстати, это было в начале апреля, потом Бхаджа Говинда вспоминал, что приехал в Киев на свой день рождения, но никто кроме Судхиры не знал об этом. Это было в 2002-м году.

Меня сразу привлекла личность Бхаджа Говинды. Я нашел в нем много такого, что я ценил в людях. Прежде всего — это его размеренная, правильно выстроенная жизнь и склонность к порядку, он был первым от кого я услышал о планировании. У него было несколько блокнотов и ежедневников, в которые он регулярно записывал свои планы, встречи, мысли, реализации, дела. Он был первым, кто начал говорить о необходимости такого планирования, даже давал небольшой семинар на эту тему, пытаясь передать эти навыки другим. Еще мне понравилось, что он очень ответственно относился к своему служению. В целом ответственность и доверие была одной из любимых тем Бхаджа Говинды, те, кто общались с ним близко, знают сколько он мог говорить на эти темы, рассматривая из с разных точек зрения. Помню, что я был косвенным участником его подготовки к семинару по доверию в организации — мы вместе с ним ездили на Петровку и там он купил книгу одного автора по фамилии Шо о доверии. Эта фамилия сразу же вызвала в свой адрес шутливые замечания Бхаджа Говинды.

Его юмор — это еще одна яркая сторона его личности. Опять же с самого первого дня я заметил, что этот преданный не такой как все, немного нестандартный. В этом своем первом наблюдении я потом неоднократно убеждался. Он шутил и веселился практически везде и всегда, и хотя эти шутки иногда были на грани привычного сдержанного юмора преданных, тем не менее они были своего рода балансом в его очень серьезной жизни. Я иногда даже удивлялся, как ему удается совмещать такое серьезное отношение к жизни и такой бурный юмор? Будучи по природе человеком очень творческим, Бхаджа Говинда часто гармонично сочетал чувство юмора с очень глубокими истинами, что внешне принимало формы его рисунков, карикатур, сценок, спектаклей, а в последнее время и фильмов.

Конечно, он нем можно говорить долго и много. И много уже было сказано. И многое еще будет сказано. А некоторые преданные могут рассказать о нем еще больше, потому что проводили с ним намного больше времени. Тем не менее, сказать о нем что-то — это мой долг перед ним. Опять же повторюсь, теперь, когда его нет рядом, я вынужден признать, что я не знал его по-настоящему, для меня он остался загадкой, очень необычной, неординарной личностью, я бы сказал даже мистиком, очень привлекательным и дорогим человеком. Мне будет очень и очень не хватать его в моей жизни. Он очень многое сделал для меня — от самых банальных вещей вроде одежды (которую он мне иногда дарил в брахмачари-ашраме. Никогда не забуду, как он мне сказал: «Что-то у тебя эта кофта вообще уже никакая. Надо тебе что-то купить». И мы с ним весь день провели на базарах выбирая мне новый свитер на замочке), и даже пищи (когда-то на Бхакта-программ, лидером которого он был, была традиция проводить по средам пиры с роскошными блюдами типа салата состоящего из заправленных сметаной огромных ломтей панира, таких же кусков оливок и орехов. В этих пирах участвовали сами бхакты, их лидеры и еще несколько избранных брахмачари с цоколя. И вот мне посчастливилось быть в числе таких избранных!) и конечно же своего общения и времени, которое он на меня тратил (бывало, тратил он на меня очень много времени. Часто мы с ним могли пойти в яр возле храма, сидеть там и разговаривать часами. А иногда мы ездили куда-то в город и там, в тихих, спокойных местах, он рассказывал мне истории из своей жизни, делился чем-то очень сокровенным, а иногда просто читал свои стихи. Бхаджа Говинда был именно тем, у кого я мог спросить совета по любым вопросам, даже самым личным).

Теперь я могу только молиться ему, разговаривать с ним, надеясь, что он меня слышит. И хотя сейчас мы разлучены, это временно. Я уверен, что впереди у нас — вечность в совместном служении Шри Шри Радха-Шьяме в Их духовной обители. По сравнению с ней даже несколько жизней здесь — не так уж и много.

Слава Его Милости Бхаджа Говинде Прабху! Джайа Вайшнава Тхакур!

Несколько слов о Его Милости Чакрапани Прабху

Акшая-трития — это один из очень благоприятных дней в ведической традиции, считается, что в этот день началась Сатья-юга (или, по другим источникам, Трета-юга), также в этот день явился Господь Парашурама и божественная Ганга низошла на землю. «Акшая» на санскрите означает «неистощимый», все начинания в этот день будут иметь успех. Я неожиданно для себя узнал, что Чакрапани Прабху ушел именно в этот день на Святой Земле Шри Враджа Дхамы, эти благоприятные обстоятельства успокаивают боль, которая обычно обжигает сердце при потере дорогих людей.

Я не могу сказать, что я был другом Чакрапани, я был намного моложе его. Чакрапани близко дружил с Тривикрамой, Индирапати, Рамой. Но ко мне он всегда почему-то относился очень дружелюбно, был очень добрым. Я просто не могу не вспомнить о нем в этот день и не написать пару строк для своего же очищения. Я чувствовал от него какое-то уважение к себе, которого явно не заслуживал, мне было приятно находиться рядом с ним. Я помню, как в тот вечер, 10 мая 2005 года, я молился Чакрапани прабху о милости, надеясь, что он меня слышит, вспоминая о его любезном отношении ко мне. В тот вечер я долго не мог заснуть, просто не мог поверить, что в этой жизни я уже не увижу его, это было настолько отрезвляюще и даже ошеломляюще, что я не мог не думать об этом. Но, опять же, успокаивало то, что ушел он в очень благоприятных условиях — в самом святом месте на земле — месте игр Шри Шри Радхи-Кришны.

Помню, как я впервые встретил Чакрапани. В 2000 году они вместе с Анандой Прабху и Трийогакритом Прабху приезжали в Чертков. Баларама Прабху пригласил их, чтобы они пару дней пораспространяли здесь книги. Я очень отчетливо помню, как Чакрапани проводил воскресную программу и пел «Самсара-даванала-лидха лока» вечером.

После этого я увидел его еще раз уже в Тернополе на марафоне Нрисимхадева в 2001 году. Я, как обычно, пришел в храм после пар, а в храме был только он и Тривикрам. Я даже помог Тривикраме перебрать орехи для халавы, которую он готовил на кухне. После этого мы вместе почтили прасад, с горячей халавой в конце. Я немного пообщался с ними и ушел к себе на квартиру. Как мне потом, уже в храме, улыбаясь, рассказывал Чакрапани (и Тривикрама тоже), они с Тривикрамой в тот день хотели сделать выходной — приготовить халавы и просто отдохнуть. Но тут пришел я… Спокойный отдых не получился — пришлось уделять мне внимание и… делиться халавой.

С самых первых дней своего пребывания в ашраме брахмачари я на себе замечал склонность Чакрапани Прабху заботиться о других. Те, кто близко знали его, помнят, что у него всегда были какие-то контакты людей, которых он встречал на санкиртане, знакомых, которым он давал читать книги или приглашал в храм. Я помню, как Чакрапани лично показывал мне как делать пракшалану, когда я был в школе санкиртаны, это был первое близкое общение с ним, он целый день потратил на меня, потому что у меня не получалось сделать эту непростую процедуру. А он хорошо разбирался в таких вещах, очень любил всякого рода эзотерические практики — йогу (до сих пор сохранились записи Йога-нидры, начитанные Чакрапани), а потом Фалунь Дафа, Цигун, он мог долгое время стоять в «дереве» у себя в комнате или в подвале ашрама.

Тогда я впервые услышал (от Чакрапани), что нужно научиться расслабляться, что нельзя все время быть напряжении (в каком я находился).

Как-то они с Тривикрамой приехали в Чертков, я как раз тоже приехал к родителям, и мы вместе с преданными поехали на озеро. Там мы пели, танцевали, а потом, когда пришло время возвращаться обратно, оказалось, что преданных больше, чем может поместиться в машины, и преданные набились в небольшую «девятку» и сидели друг у друга на коленях, а Чакрапани изъявил сильное желание ехать в багажнике(!), хотя его, естественно, всячески отговаривали от этого. И он, сидя в багажнике, всю дорогу стучал по мриданге, которая оказалась рядом с ним, и с глубокими чувствами пел: «Радхе-Радхе, Радхе-Шьям, Говинда-Радхе, Джай Шри Радхе!» Местные преданные до сих пор иногда вспоминают этот необычный, исполненный чувств киртан.

Хотя Чакрапани Прабху долгое время прожил в храме, он ни разу не был в Индии, я помню, как он был счастлив от того, что наконец-то они с Тривикрамой поедут в Дхаму. За несколько дней до этого мне выпала еще одна возможность провести время с Чакрапани Прабху. У меня не было зимней куртки, и хотя зима уже заканчивалась, Чакрапани сказал, что как раз сейчас можно купить куртку со скидкой. Поэтому в конце февраля мы с ним вместе поехали в город, чтобы найти мне куртку — Чакрапани знал что и где можно купить. Мы провели весь день вместе, прошлись по многим магазинам, объехали пол-Киева, я очень хорошо помню, как мы, проголодавшись, ели казинаки в центре, а потом пешком шли с бульвара Леси Украинки до Майдана. Куртку мы все-таки купили, к моей большой радости, недалеко от храма, уже вечером. В этой куртке я хожу до сих пор. Я тогда даже не подозревал, что этот день станет последним днем такого вот непосредственного общения с ним. Через три дня я уехал домой, а Чакрапани через неделю улетел в Индию, они с Тривикрамой специально летели позже, чтобы потом, после Южной Индии, пойти в Гималаи.

Помню, как он пришел к нам в комнату, приблизительно в то же время, перед Индией, и, залезая на третью полку (в то время я был в комнате один, Дамодара Чаран Прабху болел в санньяской, а Дамодара Лила Прабху был на выезде), сказал, что ходил к старшим преданным и сказал им, что после Индии не будет жить в храме. Он не пытался скрывать, что ему здесь сложно, трудно себя найти. Мы с ним немного поговорили и Чакрапани лег отдыхать. У Кришны, похоже, были другие планы…

Чакрапани Прабху был сильно привязан к Господу Раме и всему с ним связанным. Он сделал себе из пресс-картона щит, который был похож на большую корону, и Бхаджа Говинда прабху написал на этом щите на санскрите «Шри Рама». Чакрапани поместил его у себя в изголовье кровати и спал под Святым Именем Господа Рамы. Он часто повторял молитвы и стотры Хануману, а также иногда Господу Шиве. Те кто в то время были рядом, наверняка помнят, что в комнате Чакрапани очень часто (иногда непрерывно) играла запись Бхактивайбхавы Свами, где он пел: «Сита-Рам, Сита-Рам, Сита-Рам, Джая Сита-Рам!». Я не хочу создавать впечатление, что Чакрапани был Рама-бхактой, я совсем не об этом, но, когда оказалось, что Чакрапани Прабху родился как раз в тот день когда преданные праздновали явление Господа Рамачандры, то я сначала очень удивился, но потом успокоился, найдя в этом еще одно подтверждение тому, что это очень необычная душа.

Его тридцатилетний юбилей в 2003 году опять совпал с Рама-навами и вечером после праздника все брахмачари поздравляли Чакрапани и подарили ему большой торт. И хотя на цоколь было запрещено заносить, а тем более раздавать и есть прасад, в тот вечер все в восторге почтили по кусочку торта, а Ачьюта Прия Прабху даже лично кормил Чакрапани:



Как о нем написал его духовный учитель, Шрила АЧ Бхактивайбхава Свами в своем письме украинским преданным:

«Его поведение в общении со своим Гуру Махараджем было очень примерным. Он всегда, даже в моменты какого-то интимного общения, сохранял умонастроение почтения и служения. Мне будет очень не хватать общества такого замечательного ученика. Но в то же время я очень счастлив, что Чакрапани прабху был удачлив оставить этот бренный материальный мир на святой земле Вриндавана Дхамы. Что может быть более благоприятным? Я уверен, что Чайтанья Махапрабху и Шрила Прабхупада дарую полное прибежище такому замечательному слуге.

Мы должны использовать этот случай как импульс для того, чтобы укрепить наше понимание бренности нашей жизни. Никто не сможет остаться в этом мире. Все мы в своих жизнях должны будем столкнуться с таким решающим моментом. Давайте не позволим всяким бесполезным вещам и мирским привязанностямотвлечь нас с этого пути. Давайте, используем свои оставшиеся годы для достижения ясной цели, как это сделал Чакрапани прабху, и, подобно ему, обретем удачу оставить свои тела в таких же благоприятных условиях. Его милость Чакрапани прабху ки: джайа! «